Все новости
ЧЕЛОВЕК И ЗАКОН
11 Января 2019, 11:35

О правосудии и эффективной судебной защите

15 октября 2018 года Конституционным Судом РФ вынесено постановление N 36-П «По делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 10 УК РФ, ч. 2 ст. 24, ч. 2 ст. 27, ч. 1 ст. 239 и п. 1 ст. 254 УПК РФ в связи с жалобой Тихомоловой А.И.», согласно которому принятие закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, не лишает обвиняемого права на доступ к правосудию и эффективную судебную защиту.

Так, согласно требованиям УПК РФ уголовное дело прекращается в связи с отсутствием состава преступления, если новый закон декриминализировал деяние. Конституционный Суд РФ проверил содержащие данные требования нормы применительно к прекращению уголовного дела частного обвинения при наличии возражений обвиняемого.
При этом суд признал взаимосвязанные положения указанных норм УК и УПК РФ не противоречащими Конституции РФ, поскольку они предполагают, что суд, в производстве которого находится возбужденное уголовное дело частного обвинения, обязан выяснить позицию обвиняемого по поводу его прекращения в связи с принятием закона, устраняющего преступность и наказуемость инкриминируемого деяния, и только при наличии его согласия вправе прекратить уголовное дело. В случае если обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела в связи с принятием такого закона, суд обязан рассмотреть дело по существу и, исследовав имеющиеся доказательства, либо постановить оправдательный приговор, либо прекратить уголовное дело по указанному основанию.
Суд, в частности, указал, что виновность обвиняемого в совершении преступления в соответствии с ч. 1 ст. 49 Конституции РФ устанавливается только вступившим в законную силу приговором суда, постановленным на основе исследования доказательств в предусмотренном законом порядке; постановлением о прекращении уголовного дела – тем более, если оно вынесено в связи с отсутствием в деянии состава преступления, по своему содержанию и правовым последствиям не может рассматриваться в качестве акта, которым устанавливается виновность в смысле названной конституционной нормы; если новым уголовным законом устраняются преступность и наказуемость какого-либо деяния, то в постановлении о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления констатируется невозможность дальнейшего осуществления уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого, хотя ранее выдвигавшиеся против него обвинения и не признаются необоснованными; выявление в ходе судебного разбирательства оснований для прекращения уголовного дела не освобождает суд от необходимости выяснения позиций сторон по данному делу и исследования представленных ими доводов; положения ст.ст. 24, 27, 47, 133, 239 и 254 УПК РФ не препятствуют суду рассмотреть находящееся в его производстве уголовное дело, если до вынесения приговора новым уголовным законом устраняются преступность и наказуемость инкриминируемого деяния, и решить вопрос о признании (или об отказе в признании) за ним права на реабилитацию и не лишают обвиняемого права на доступ к правосудию и права на эффективную судебную защиту.
Приведенные правовые позиции Конституционного Суда РФ, сохраняющие свою силу и применимые к делам частного обвинения с учетом их особенностей, предполагают обязанность суда, в производстве которого находится возбужденное им уголовное дело, в случае устранения новым законом преступности и наказуемости инкриминируемого деяния, при его возражениях против прекращения уголовного дела по такому основанию выяснить его позицию по данному делу и в процедуре рассмотрения дел частного обвинения установить обоснованность или необоснованность обвинения. Иное свидетельствовало бы об отказе обвиняемому в правосудии, о вынесении судом решения, констатирующего наличие события преступления, совершение деяния, хотя и утратившего уголовную противоправность, конкретным лицом, о правовой оценке деяния (события преступления) без исследования судом обстоятельств произошедшего и имеющихся доказательств, приводило бы к нарушению принципа равенства перед законом и судом, равноправия сторон судопроизводства, к ограничению прав участников уголовного процесса, в том числе права опровергать обвинение, приводить доказательства своей непричастности к преступлению (невиновности) и возражать против прекращения дела по основанию, констатирующему совершение именно этим лицом деяния, хотя и декриминализованного новым уголовным законом, но являвшегося преступным на момент его совершения.